На встрече с Константином Паустовским Марлен Дитрих встала на колени и заплакала

На встрече с Константином Паустовским Марлен Дитрих встала на колени и заплакала

В 1963 году Марлен Дитрих приехала в Москву, чтобы дать два концерта в Центральном Доме литераторов. На втором вечере, после выступлений, на сцену вышел большой начальник из КГБ и спросил Дитрих: «Что бы вы хотели еще увидеть в Москве? Кремль, Большой театр, мавзолей?». Ответ был неожиданный для всех: «Я бы хотела увидеть советского писателя Константина Паустовского. Это моя мечта много лет!».

Присутствующие замерли в недоумении. Почему вдруг звезда с мировым именем пожелала встречи с каким-то, всеми забытым советским писателей. Что за бред?! Начальник опомнился первым: мало ли, бывает, звезда просто с жиру бесится. Ничего, и не такие причуды полоумных звезд пережили! Тут же всех подняли на ноги, чтобы разыскать Паустовского.  Писатель же в этом время лежал полуживой, умирающий в дешевой больнице. Врачи категорически запретили куда-либо забирать Паустовского. Да и он сам отказался. Стали требовать! Не вышло. Пришлось умолять. Умолили…


ditrikh-i-paustovskiy1

В тот же вечер на сцену ЦДЛ вышел, пошатываясь, худой старик. Через секунду на сцене появилась легенда мирового кино, подруга Ремарка и Хемнгуэя, в дорогом украшенном платье и колье за миллион. Вдруг, без единого слова, Марлен падает на колени и начинает целовать руку писателя. Долго еще она прижимала эту руку к своему лицу, залитому слезами. Зал замер в шоке. Через несколько секунд люди стали неуверенно вставать. И чей-то женский голос вдруг что-то выкрикнул потрясенно-невнятное, зал будто прорвало бешеными рукоплесканиями!

ditrikh-i-paustovskiy

Только когда совершенно потрясенного Паустовского усадили в  кресло и блестящий от слез зал, отбив ладони, затих, Марлен Дитрих тихо объяснила, что самым большим литературным событием в своей жизни считает рассказ советского писателя Константина Паустовского «Телеграмма», который она случайно прочитала в переводе на немецкий в каком-то сборнике, рекомендованном немецкому юношеству. Звезда добавила: «С тех пор я чувствовала как бы некий долг — поцеловать руку писателя, который это написал. И вот — сбылось! Я счастлива, что я успела это сделать. Спасибо вам всем — и спасибо России!». А Константин Паустовский после этой встречи прожил еще пять лет.

Загрузка...